01.03.2019   ·   I.11. Фрагментация ДНК сперматозоидов: от теории к практике, Андрология, Новости, Новости андрологии   ·   Пока нет комментариев

Вирус папилломы человека высокого риска в сперме ассоциирован с плохой прогрессивной подвижностью сперматозоидов и высоким индексом фрагментации ДНК у бесплодных мужчин

Наличие ВПЧ в эякуляте у мужчин может быть связано с ухудшением подвижности сперматозоидов и снижением целостности их ДНК.

Вопрос исследования

Влияет ли присутствие вируса папилломы человека (ВПЧ) в сперме на показатели спермограммы и качество ДНК сперматозоидов у мужчин европеоидной расы, обращающихся за медицинской помощью в связи с первичным бесплодием в паре?

Краткий ответ

ВПЧ-инфекция в сперме с наличием вирусов с генотипом высокого риска (ВР) ассоциирована с нарушением прогрессивной подвижности сперматозоидов и повышением показателей фрагментации ДНК сперматозоидов (ФДС).

Что уже известно

ВПЧ часто присутствует в образцах спермы. Однако, требует уточнения то, ассоциировано ли присутствие ВПЧ с ухудшением показателей спермограммы и значениями ФДС.

Дизайн, объём и продолжительность исследования

В этом поперечном исследовании были проанализированы полные демографические, клинические и лабораторные данные 729 бесплодных мужчин.

Участники / материалы, условия, методы

Значимые для состояния здоровья сопутствующие заболевания оценивались с помощью индекса коморбидности Чарльсона (CCI). Сывороточные уровни гормонов и индекс ФДС (измеренный с помощью метода оценки структуры хроматина сперматозоидов [SCSA]) определялись у каждого пациента (ФДС ≥ 30% считалась патологической). Спермограмма выполнялась в соответствии с референсными критериями Всемирной организации здравоохранения 2010 года. Амплификация с помощью гнездовой ПЦР использовалась для выявления последовательностей ДНК ВПЧ в образцах спермы. Описательная статистика и модели линейной регрессии использовались для проверки ассоциации между наличием ВПЧ и показателями спермограммы во всей когорте.

Основные результаты и влияние случайности

Общая частота ВПЧ-положительных образцов составила 15.5% (113 / 729). В общей сложности 78 / 729 (10.7%) и 35 / 729 (4.8%) пациентов имели ВПЧ+ ВР и ВПЧ+ низкого риска соответственно. HPV16 был самым частым типом (22.1%), за ним шли HPV43 (10.6%), HPV56 и HPV42 (8.8% у обоих). Не было обнаружено различий по клиническим и гормональным характеристикам между пациентами с ВПЧ в сперме и без ВПЧ.

Прогрессивная подвижность сперматозоидов была значительно ниже (P = 0.01), а показатели ФДС были выше (P = 0.005) у мужчин с ВПЧ+ по сравнению с теми, у кого не было ВПЧ. В частности, у мужчин с ВПЧ+ ВР была ниже прогрессивная подвижность сперматозоидов (P = 0.007), а показатели ФДС были выше (P = 0.003), чем у тех, у кого тест на ВПЧ был отрицательным. Унивариабельный анализ показал, что ВПЧ+ ВР был ассоциирован с ухудшением прогрессивной подвижности сперматозоидов (P = 0.002) и высокими показателями ФДС (P = 0.003).

В мультивариабельном анализе возраст, уровень ФСГ и объём яичек были значимым образом ассоциированы с ухудшением прогрессивной подвижности сперматозоидов (P ≤ 0.04 для всех показателей). Напротив, ИМТ, CCI, курение и ВПЧ-статус такими факторами не были. Только возраст (P = 0.02) и ФСГ (P = 0.01) были значимо ассоциированы с ФДС после учёта ИМТ, CCI, объёма яичек, курения и ВПЧ-статуса.

Ограничения и причины для осторожности

Основными ограничениями являются поперечный дизайн нашего исследования и относительно малый объём выборки в подгруппах. Дополнительными ограничениями являются отсутствие контрольной группы нормальных фертильных мужчин и отсутствие контрольного наблюдения с оценкой персистенции ВПЧ в сперме через 6-12 месяцев.

Более широкие выводы из полученных результатов

В целом, эти наблюдения указывают на важность точного обследования на наличие ВПЧ в сперме в повседневной клинической практике при диагностических мероприятиях у бесплодных мужчин.

Финансирование исследования / конфликт интересов

Внешнего финансирования не было. Конфликта интересов не было.


Luca Boeri, Paolo Capogrosso, Eugenio Ventimiglia, Filippo Pederzoli, Walter Cazzaniga, Francesco Chierigo, Edoardo Pozzi, Massimo Clementi, Paola Viganò, Emanuele Montanari, Francesco Montorsi, Andrea Salonia
Human Reproduction, February 2019, Volume 34, Issue 2, Pages 209–217
DOI: 10.1093/humrep/dey348

Предыдущая запись Модель прогнозирования риска неудачи при попытке получения сперматозоидов с помощью тонкоигольной биопсии у мужчин с необструктивной азооспермией
Следующая запись Миллениалы и контрацепция: почему они забывают? Международное исследование по влиянию образа жизни и уровня стресса на соблюдение ежедневного режима контрацепции

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.