27.08.2019   ·   Бесплодие, Гинекология, Новости, Новости гинекологии   ·   Пока нет комментариев

Дети, родившиеся после применения вспомогательных репродуктивных технологий, не имеют общего повышенного риска развития рака

Дети, рожденные после применения вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), по-видимому, не подвержены большему риску развития рака, нежели другие дети, согласно первому исследованию, посвященному долгосрочному изучению риска рака у детей после ВРТ по сравнению с общей популяцией или детьми, зачатыми естественным образом.

Исследование на основе данных по 47 690 детям опубликовано в журнале Human Reproduction — одном из ведущих мировых журналов по репродуктивной медицине, и является значимым, так как до сих пор данные о наличии повышенного риска развития рака у детей после ВРТ были противоречивыми. Дети в этом исследовании наблюдались в среднем в течение 21 года, что делает его первым исследованием в течение такого длительного временного периода.

Ведущий научный сотрудник, профессор Флора ван Леувен, заведующая отделом эпидемиологии в Нидерландском институте рака, Амстердам (Нидерланды), утверждает: «Данное исследование, с медианой наблюдения в 21 год, особенно важно, так как оно включает в себя группу сравнения, состоящую из детей, зачатых естественным образом и рожденных у субфертильных женщин; эти женщины отличаются от общей популяции, и есть вероятность, что затрудненность зачатия может быть фактором, который влияет на риск развития рака у их потомства.»

Первый автор исследования, г-жа Мэнди Спаан, аспирант кафедры эпидемиологии, утверждает: «Мы обнаружили, что из 47 690 детей, включенных в анализ, у 231 развился рак. После корректировки по факторам, которые могут привести к искажению результатов, таких как возраст и причина субфертильности родителя, общий долгосрочный риск развития рака у детей, зачатых с помощью ВРТ, не был увеличен ни по сравнению с естественно зачатыми детьми у субфертильных женщин, ни по сравнению с общей популяцией.

«Однако риск развития рака был несколько повышен, хоть и не статистически значимо, у детей, зачатых после интрацитоплазматической инъекции сперматозоида [ИКСИ] или после переноса эмбрионов, которые были криоконсервированы, а затем разморожены, и использовались для лечения бесплодия. Это два типа лечения бесплодия, которые используются все чаще в настоящее время. Мы также обнаружили незначительно повышенный, статистически незначимый риск развития лимфобластного лейкоза и меланомы. Поскольку количество онкологических заболеваний в этих группах было небольшим, данные результаты могут быть случайными и должны быть интерпретированы с осторожностью.»

Исследователи проанализировали данные крупного общенационального исследования среди субфертильных женщин (исследование OMEGA), которые проходили лечение в одной из 12 голландских клиник по лечению бесплодия в период с 1980 по 2001 год. Они также собрали данные о потомстве, и эта информация была сопоставлена с данными о заболеваемости раком из Нидерландского регистра рака в период с января 1989 года по ноябрь 2016 года. Информация о способе зачатия и любых искажающих факторах, таких как причина бесплодия родителей, возраст матери, год рождения ребенка, масса тела при рождении, продолжительность беременности, а также о том, была ли беременность одноплодной или многоплодной, также была получена из заполненных матерями анкет и медицинских карт.

Из 47 690 детей, родившихся живыми, 24 269 были зачаты с помощью ВРТ, 13 761 были зачаты естественным путем и 9 660 были зачаты естественным путем или с помощью препаратов для лечения бесплодия, таких как препараты для стимуляции яичников, но без применения ВРТ.

Из 231 случая рака среди всех детей имелся 31 случай лимфобластного лейкоза и 26 случаев меланомы.

Г-жа Спаан утверждает: «Нет четкого объяснения, почему частота этих онкологических заболеваний может быть выше. Возможно, некоторые методы лечения бесплодия могут вызывать наследуемые изменения в определенных генах, которые увеличивают риск развития меланомы и лейкемии; однако для уточнения этого вывода необходимо провести дополнительные исследования с большим числом пациентов.»

Профессор Ван Леувен заключает: «Эти результаты дают обнадеживающие доказательства того, что дети, зачатые в результате лечения бесплодия, не имеют повышенного риска развития рака в течение медианы наблюдения в 21 год. Они позволят врачам лучше информировать пары, рассматривающие вопрос лечения бесплодия, о его долгосрочной безопасности для их детей.

«Однако, поскольку все больше детей рождается после ИКСИ и криоконсервации эмбрионов, долгосрочный риск рака должен быть исследован на большем количестве данных о детях, рожденным после применения этих методов.

«В настоящее время мы расширяем наше исследование, с целью включения в него более 30 000 детей, рожденных за последние годы. В него войдут дети, родившиеся после ИКСИ и/или криоконсервации эмбриона. Мы надеемся, что это даст больше доказательств о возможном долгосрочном риске рака для этих детей.»

Рак у детей и молодых взрослых встречается редко, менее чем в одном проценте случаев во всем мире, и поэтому ограниченность этого исследования заключается в том, что небольшое количество онкологических заболеваний затрудняет получение надежных результатов из анализа подгрупп. Кроме того, из информации, содержащейся в анкетах матерей и медицинских картах, у 12% детей не удалось выявить метод зачатия. Сильной стороной исследования является его большой объем, длительность и полнота наблюдения, сравнение с естественно зачатыми детьми у субфертильных женщин и с общей популяцией, а также подробная информация о потенциальных искажающих факторах.


ESHRE, Press release from Human Reproduction — 2019, 4 February 2019

Предыдущая запись Умеренное употребление каннабиса неожиданно связано с увеличением концентрации сперматозоидов
Следующая запись Стресс на ранних сроках беременности связан со снижением репродуктивной функции у потомства мужского пола

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.